Rambler's Top100
Гатчина - вчера, сегодня...
 
 

Гатчина воспринималась представителями императорской фамилии как усадьба, где можно было уединиться и отвлечься от шума столицы.

В любое время года каждый находил здесь развлечения по душе: пикники, охота и рыбалка, лыжные прогулки, катание на коньках и санях, самодеятельные спектакти и музыкальные вечера.

 
Новое на сервере
В. Монахов
«ПРОГУЛКА
ПО ГАТЧИНЕ...»
+ фотографии города

Царские дети в Гатчине

Авторы текста Т.А. Кустова, И.Э. Рыженко, А.Н. Фарафонова.
«Царские дети в Гатчине». Издание Государственного музея-заповедника «Гатчина», © 2004.

Материал для публикации предоставлен Н.С. Батениным,
директором Государственного музея-заповедника «Гатчина».
Дети Павла I
Дети Николая I
Дети Александра II и Дети Александра III
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
Дети Николая I

Александр I редко навещал Гатчину, а в царствование Николая I (1825-1855) загородный дворец стал местом пребывания императорской фамилии на время проведения военных маневров, которые на протяжении всей жизни оставались его излюбленным увлечением.

В возрасте двадцати одного года Николай Павлович женился на юной дочери прусского короля Фредерике-Луизе-Шарлотте-Вильгельмине, получившей при крещении в православную веру имя Александра Федоровна. В этом браке родилось семь детей: трое дочерей – Мария, Ольга, Александра и четверо сыновей, которых назвали так же, как детей Павла I – Александр, Константин, Николай и Михаил.

Отношения в императорской семье были очень теплые, нежные и искренние. Это отмечают почти все мемуаристы. По воспоминаниям фрейлины М.П. Фредерикс, «император Николай I отличался своей любовью и почтением к жене и был самый нежный отец». Дети как правило сопровождали своих августейших родителей в поездках: чаще всего жили в Зимнем дворце, Александровском и Аничковом дворцах, в Александрии. В Гатчину же приезжали как на каникулы. Одна из придворных дам отмечала, что «образ жизни здесь совершенно особый, похожий на жизнь в деревне». В Гатчине чувствовали себя свободнее, чем в официальном, наполненном церемониями Петербурге.

О.А. Кипренский. Портрет великого князя Николая Павловича. 1814.

Дж. Доу. Портрет великого князя Александра Николаевича и великой княжны Марии Николаевны. 1820-е.

О. Верне. Семья императора Николая I в маскарадных костюмах. 1843.

А.И. Иебенс (Гебенс). Портрет великой княгини Александры Николаевны. 1860.

П.Ф. Соколов. Великая княжна Мария Николаевна.
Конец 1820-х.


Спальня великой княгини Марии Николаевны в Арсенальном каре Гатчинского дворца.
Фото до 1917 года.
Великие княжны прогуливались чуть позже – как правило, в экипажах, вместе с императрицей и в сопровождении свитских дам. В 13.30 подавали обед. При хорошей погоде столы накрывали на воздухе, в саду под шатром. С родителями обедали и ужинали только три старшие великие княжны – Александра, Елена и Мария. Великие князья Александр и Константин, к тому времени уже имевшие жен, в загородных дворцах получали бесплатно только жилые апартаменты, а придворный штат, прислугу, стол и конюшни должны были содержать «на свой счет». Если верить современнику (воспоминания графа Головкина), то великому князю Александру Павловичу удавалось «пообедать только в те дни, когда был приглашен к императорскому столу».

В пять часов всей семьей отправлялись на дневную прогулку: пешком по саду, либо в «каратайках» или линеях по парку и Зверинцу, где дети особенно любили бывать. Там в специальных вольерах содержались дикие звери: олени, лани, цесарки, фазаны и даже верблюды. У лесничего Гундиуса подавали закуску. В шести верстах от Гатчины в небольшом селении Пудость находилась «каменная ломка» – здесь добывали прославленный пудостский известняк, из которого архитектор Бренна в Гатчинском парке возводил арочные мосты и монументальные ворота. Там же в Пудости находилась мельница. У ее хозяина, мельника Штакеншнейдера (отец знаменитого архитектора А.И. Штакеншнейдера), в небольшом кофейном домике, облицованном желтым пудостским камнем, обыкновенно пили кофе.

В первых числах сентября начинались осенние маневры с участием великих князей. Что же касается княжон, то они непременно выступали в роли наблюдательниц и живо обсуждали все передвижения войск. Один из таких маневров описал в своих воспоминаниях польский король Станислав-Август Понятовский, приехавший в Гатчину в 1797 году: «Военный маневр выполнен 7600 людьми различных родов оружия... Участвовавшие в деле войска были разделены на четыре части. Маневр продолжался около трех часов, в течение которых заняли и укрепили небольшой лес. Кавалерия произвела несколько очень живых атак. Пехота заслужила особое одобрение своими переходами, развертыванием и равнением. Отличился здесь также и отряд легкой артиллерии. Умеренное солнце и отсутствие дождя и ветра сделали этот день удачным во всех отношениях». Конечно, не всегда природа была так снисходительна; случались и ветер, и дождь со снегом, но ничто не могло отменить назначенного военного учения или вахтпарада.

В первые годы совместной жизни в Гатчине для старших великих князей служба в гатчинских войсках была внове и доставляла радость. Через некоторое время прелесть новизны исчезла и они стали тяготиться несвободой, однако выказывать неудовольствие государю-отцу ни Александр, ни Константин не решались.

В Гатчинском дворце был очень хороший театр: спектакли являлись любимым развлечением всех его обитателей; они начинались в семь часов вечера. Представления давались русской, французской и итальянской труппами. Так, во время пребывания в Гатчине Понятовского в 1797 году, пьесы, оперы или балет шли каждый день, а особенно понравившиеся даже повторялись. Музыку к пьесам писал Д.С. Бортнянский, театральным декоратором был знаменитый П. Гонзаго. Из младших детей на спектакли допускалась только одна Екатерина Павловна.

Когда спектаклей не было, великие князья с супругами и четыре старшие дочери вместе с августейшими родителями присутствовали на вечернем «собрании», где императрица и великие княгини – жены великих князей – играли в карты, чаще всего в пикет.

По праздникам устраивали балы «для приезжих из Санкт-Петербурга кавалеров и для дам и фрейлин, живущих при дворе». По этому случаю кавалеры являлись во дворец в нарядных кафтанах, а дамы обязательно надевали «русское платье». Во время вечерних «собраний» бывали и так называемые «маленькие балы», которые организовывались экспромтом в кругу близких. В тогдашней танцевальной моде самым популярным считался менуэт, французский или польский. Им открывала бал императрица, «прохаживаясь в польском» с великими князьями. Однажды в танцах приняли участие двухлетняя Анна Павловна и великий князь Николай Павлович, которому в то время исполнился год. Балы длились недолго и заканчивались не позднее девяти часов вечера, затем следовало «вечернее кушанье». В десять все удалялись в свои комнаты. Таков был распорядок дня придворной жизни в Гатчине.

Младшим детям деревенская жизнь вряд ли казалась скучной, ведь, по словам современника, «все увеселения Версаля и Трианона по волшебству... перенесены в Гатчину». К тому же, несмотря на многочисленные церемонии, они чаще чем обычно видели своих родителей – императора-отца, который их нежно любил, называл «барашками», «овечками», подавал выпавшие из крошечных ручек игрушки и даже – к неудовольствию Марии Федоровны – свободно разговаривал с няньками, «ослабляя в их пользу» придворный этикет.

Воспитательницей мальчиков и девочек была статс-дама и светлейшая княгиня Шарлотта Карловна Ливен. Ей поверяли немудреные детские тайны и называли бабушкой. Дочери августейшего монарха были красивы и считались одними из самых образованных принцесс Европы. Они знали иностранные языки, много читали и переводили, прекрасно разбирались в музыке и унаследовали от матери-государыни способность к рисованию и лепке из воска. Красавица Александра уже в тринадцать лет опубликовала два перевода с французского. Грациозная и прелестная Елена отличалась особыми успехами в танцах, а княжна Мария обладала множеством самых разных талантов, за что в семье ее называли «жемчужиной». По мнению государыни-матери, каждая женщина должна была быть «совершенная швея, ткачиха, чулочница и кухарка» и признавать «свою слабость и преимущество мужа во всяком случае», чтобы заслуживать его «любовь и приязнь скромностью и покорностью». Эти взгляды, наверняка, были переданы дочерям.

Все члены царской фамилии принимали участие в наиболее значимых парадных церемониях: днях тезоименитства и днях рождения. Осень 1799 года в Гатчине оказалась едва ли не самой блестящей по количеству и пышности различных торжеств. Начало им было положено 30 августа: тезоименитство наследника престола совпало с празднованием дня святого благоверного князя Александра Невского. Цесаревич Александр Павлович принимал поздравления в собственном Тронном зале, а стол в этот день был сервирован на 53 куверта Орловским и Гатчинским сервизами. Из женщин за столом находилась лишь императрица Мария Федоровна.

12 октября 1799 года в Гатчине начались свадебные торжества: император выдавал замуж двух дочерей. Вероятно, к этому празднику была приурочена передача русскому царю, принявшему в 1798 году титул Великого магистра Ордена святого Иоанна Иерусалимского, христианских реликвий: нетленной Десницы Иоанна Предтечи, Части Голгофского Креста Господня и иконы Божией Матери Филермо, написанной евангелистом Лукой. На 12 октября назначили свадьбу великой княжны Елены Павловны с принцем Фридрихом Мекленбургским. Невесте исполнилось пятнадцать лет, она была второй по старшинству дочерью. По окончании церемонии начали стрелять пушки: всего прозвучал 101 выстрел.

19 октября венчалась еще одна дочь, шестнадцатилетняя Александра. Ее жених – австрийский эрцгерцог Иосиф был католиком, поэтому в Белом зале было проведено бракосочетание еще и по католическому обряду. Император благословил обеих дочерей мальтийскими святынями. Маленькие дети тоже присутствовали на венчании. Николай Павлович, будущий император Николай I, вспоминал: «...меня посадили в кресло на хорах; раздавшийся пушечный выстрел меня сильно испугал, и меня унесли». Ярким впечатлением этих дней для маленького великого князя осталось «катание» на шлейфе супруги его брата-наследника.

С особой праздничностью прошел бал-маскарад для дворянства и купечества. 8 ноября, в день тезоименитства великого князя Михаила Павловича, церемония выхода в церковь была столь великолепна, что поразила современников. Кавалеры российских орденов и дамы, пожалованные орденом святой Екатерины, явились в орденских одеяниях (царские дочери этот орден получали при святом крещении).

11 ноября в Гатчине состоялось заседание Правительствующего Сената, на котором Павел I высказал следующее повеление: «...я хочу, чтобы наследник мой занимал первое по мне место в Сенате». Балы, торжества, веселые катания на санях продолжались в течение целого месяца. Однако, тень грусти уже опустилась над Гатчиной: Павел, обожавший дочерей, волновался, предчувствуя разлуку. К тому же, он не любил Австрию и потому твердил, что «отдает великую княжну Александру в руки врагов и больше никогда ее не увидит». Предчувствия не обманули государя. Обе его дочери, для которых с такой роскошью были устроены свадебные торжества, уехав за границу, тосковали по родине. Об их ранней смерти несчастный император так и не узнал: сообщение о кончине его любимицы Александры пришло в Россию уже после убийства Павла I в Михайловском замке; Елена Павловна пережила свою старшую сестру всего на два с половиной года. Нужно сказать, что все дети Павла и Марии Федоровны были очень привязаны друг к другу и на всю жизнь сохранили самые нежные воспоминания о своем отце.

Потеряв мужа, вдовствующая императрица Мария Федоровна продолжала приезжать на осенние месяцы в Гатчину. Впрочем, две зимы в 1809 и 1810 годах она также провела в любимой загородной резиденции супруга. Здесь великие князья усиленно изучали латинский язык, но их больше привлекали математика, артиллерия и инженерная наука. Пребывание «в окружении чудесной природы» предполагало занятия сельским трудом: великие князья и княжны вскапывали грядки, сеяли горох, ловили сетью рыбу. В их присутствии суровый замок, а вслед за ним и Гатчина, вновь оживали, но... лишь отдаленно напоминали о том блеске и пышности, что некогда здесь царили.

Страницы: | 1 | 2 | 3 |
См. также:
Портретная галерея Гатчинского дворца: портреты великой княгини Екатерины Алексеевны, великого князя Павла Петровича в детстве, императрицы Елизаветы Петровны, императрицы Марии Федоровны
Портретная галерея Гатчинского дворца: (стр. 2): портреты Екатерины II в дорожном костюме, великой княжны Александры Павловны в русском национальном костюме, великой княжны Елены Павловны, великой княжны Марии Павловны
Портретная галерея Гатчинского дворца: (стр. 3): портреты принца Альбрехта и Луизы Прусских, принцессы Шарлотты Прусской, великой княгини Александры Петровны, императрицы Марии Александровны, императора Николая II
Экскурсия по довоенному Гатчинскому дворцу-музею. Довоенные интерьеры дворца на фотографиях, выполненных М.А. Величко в 1938-1940 гг.
Интерьеры Гатчинского дворца на акварелях XIX века
 
Главная страница
Гатчина – вчера
Владельцы Гатчины
в XVIII-XIX вв
Гатчинский дворец
Интерьеры дворца
Гатчинский парк
Приоратский дворец
Гатчина – сегодня
Виды города
Фотографии Виктора Горбачева
Музей-усадьба
П.Е. Щербова
Сиверский историко-бытовой музей «Дачная столица»
День города
«Славься, Гатчина»
Кинофестиваль «Литература и кино»
Открытая галерея В. Монахова
Музей авиадвигателей
Гатчинский ТЮЗ
Театр костюма «Катюша»
Детская школа искусств
1-я музыкальная школа
им. М.М. Ипполитова- Иванова
Городской Дом культуры
Цирк «Гротеск»
«Центр развития ребенка» – детский сад №9
«Центр развития ребенка» – детский сад №26
Карта Гатчины
План дворцово- паркового ансамбля
Планы дворца
Карта Гатчинского района
Справка по городу
Расписание электричек
Расписание автобусов
Гатчинская афиша (выставки, концерты, мероприятия)
Сеансы кинотеатра «Победа»
Сеансы кинотеатра «Пилот»
Сеансы кинотеатра «Cubus»
Доска объявлений Гатчины и Гатчинского района
Гатчинская афиша
Гатчинский городской портал «Вся Гатчина как на ладони»
Гатчинский городской портал «Вся Гатчина как на ладони»
Погода в Гатчине
О проекте Express-Design © 2002-2017Rambler's Top100